Пушкин А. Цыганы

Я мирно спал; заря блеснула; Проснулся я, подруги нет! Ищу, зову - пропал и след. Тоскуя, плакала Земфира, И я заплакал - с этих пор Постыли мне все девы мира; Меж ими никогда мой взор Не выбирал себе подруги, Уже ни с кем я не делил. Алеко Да как же ты не поспешил Тотчас вослед неблагодарной И хищникам и ей коварной Кинжала в сердце не вонзил? Чредою всем дается радость; Что было, то не будет вновь. Алеко Я не таков. Нет, я не споря От прав моих не откажусь! Или хоть мщеньем наслажусь.

9. Руслан и Людмила

Избушка там на курьих ножках Стоит без окон, без дверей; Там лес и дол видений полны; Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой, И тридцать витязей прекрасных Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской; Там королевич мимоходом Там в облаках перед народом Через леса, через моря В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит; Там ступа с Бабою Ягой Идет, бредет сама собой; Там царь Кащей над златом чахнет; Там русской дух И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый; Под ним сидел, и кот ученый Свои мне сказки говорил.

лось, что во взгляде его выражался вопрос, зачем я пришел сюда, а в быстром накло- . Они объемлют то, что .. Все тихо – страх его объемлет.

Разбив близ наших у горы Две ночи вместе ночевали. Они ушли на третью ночь, - И, брося маленькую дочь, Я мирно спал - заря блеснула, Проснулся я, подруги нет! Ищу, зову - пропал и след - - Тоскуя, плакала Земфира, И я заплакал - с этих пор Постыли мне все девы мира; Меж ими никогда мой взор Не выбирал себе подруги - Уже ни с кем я не делил. Да как же ты не поспешил Тот час во след неблагодарной И хищникам и ей коварной Кинжала в сердце не вонзил? Чредою всем дается радость; Что было, то не будет вновь.

Нет, я не споря От прав моих не откажусь! Или хоть мщеньем наслажусь, О нет!

Они сегодня над рекой В шатрах изодранных ночуют. Как вольность, весел их ночлег И мирный сон под небесами; Между колесами телег, Полузавешанных коврами, Горит огонь; семья кругом Готовит ужин; в чистом поле Пасутся кони; за шатром Ручной медведь лежит на воле. Всё живо посреди степей: Заботы мирные семей, Готовых с утром в путь недальний, И песни жен, и крик детей, И звон походной наковальни. Но вот на табор кочевой Нисходит сонное молчанье, И слышно в тишине степной Лишь лай собак да коней ржанье.

Все тихо: страх его объемлет, По нем текут и жар и хлад ; Встает он, из шатра выходит, Вокруг телег, ужасен, бродит: Спокойно все; поля молчат;.

Я мирно спал; заря блеснула; Проснулся я: Тоскуя, плакала Земфира, И я заплакал!.. Кто в силах удержать любовь? Чредою всем дается радость; Что было, то не будет вновь. Нет, я, не споря, От прав моих не откажусь; Или хоть мщеньем наслажусь.

Цыганы (поэма — Пушкин)

Разбив близ наших у горы, Две ночи вместе ночевали. Они ушли на третью ночь, — И, брося маленькую дочь, Я мирно спал; заря блеснула; Проснулся я, подруги нет! Ищу, зову — пропал и след.

„ В его, всем общий, угол"ок;. . .С Ты Косари сразил—и мертв объемлет"он. . Все тихо—страх его обЪ"емлет—.

Одним из проявлений этого исследовательского направления является изучение слов со значением элементов психической жизни человека — эмоциональных состояний и переживаний, настроений, ощущений, желаний и пр. До недавнего времени внутренний мир человека занимал психиатров , философов, поэтов, но в меньшей степени интересовал лингвистов. Интерес к группе слов, обозначающих эмоции, намечается еще в работах таких видных отечественных языковедов, как ,. Приблизительно с х годов ХХ века, с возникновением современной лингвистической семантики, появляются первые попытки системного лексикографического описания эмоциональной лексики.

Исследованию эмоций и их отражению в языке посвящены работы , , , , и др. Предметом рассмотрения в данной статье является анализ эмоционального концепта страх в русской языковой картине мира. Эмоции как специфическая форма человеческого отношения к миру занимают одно из центральных мест в языковой картине мира. При описании эмоциональных концептов исследователь объективно сталкивается с рядом трудностей.

Эмоции — одна из наиболее сложно организованных систем человека. Как известно, сами эмоции недоступны непосредственному человеческому наблюдению. В этом отношении они подобны другим внутренним состояниям человека, например, ментальным. Однако в отличие от ментальных состояний, которые вербализуются достаточно легко, эмоциональные состояния перевести в слова значительно сложнее.

Слову, обозначающему эмоцию, почти невозможно дать прямое лексикографическое толкование. По замечанию , дифференциация аффектов усложняется также тем, что самоанализ, осознание своего психического состояния может иметь место только спустя промежуток времени, когда с помощью интеллекта постигается причина, предмет эмоции, суть объективного отношения к предмету, вызвавшему эту эмоциональную реакцию.

Цыганы (поэма — Пушкин)

Они сегодня над рекой В шатрах изодранных ночуют. Как вольность, весел их ночлег И мирный сон под небесами; Между колесами телег, Полузавешанных коврами, Горит огонь; семья кругом Готовит ужин; в чистом поле Пасутся кони; за шатром Ручной медведь лежит на воле. Всё живо посреди степей: Заботы мирные семей, Готовых с утром в путь недальний, И песни жен, и крик детей, И звон походной наковальни.

Земфира. Он будет мой - Кто ж от меня его отгонит . Всё тихо - страх его объемлет - По нем текут и жар и хлад, Встает он, из шатра выходит, Вокруг.

. , . : , , , . ,". , , .

Александр Сергеевич Пушкин

Разбив близ наших у горы, Две ночи вместе ночевали. Они ушли на третью ночь, И, брося маленькую дочь, Я мирно спал; заря блеснула; Проснулся я: Тоскуя, плакала Земфира, И я заплакал!.. Кто в силах удержать любовь?

Мучительна его беспечность. Путем Всё то, к чему ни прикасался. Смеясь над злом Вдруг тихий и прекрасный звук, . И чудный страх ее объемлет.

Он с трепетом привстал и внемлет Все тихо - страх его объемлет, По нем текут и жар и хлад; Встает он, из шатра выходит, Вокруг телег, ужасен, бродит; Темно; луна зашла в туманы, Чуть брезжит звезд неверный свет, Чуть по росе приметный след Ведет за дальные курганы:

Поэмы » Руслан и Людмила » Посвящение

Разбив близ наших у горы, Две ночи вместе ночевали. Они ушли на третью ночь, - И, брося маленькую дочь, Я мирно спал; заря блеснула; Проснулся я, подруги нет! Ищу, зову - пропал и след.

It testifies to Pushkin"s overcoming his early atheism and paves the way to the concept of . Все тихо - страх его объемлет -По нем текут и жар и хлад [ 3.

Веду я гостя; за курганом Его в пустыне я нашла И в табор на ночь зазвала. Останься до утра Под сенью нашего шатра Или пробудь у нас и доле, Как ты захочешь. Я готов С тобой делить и хлеб и кров. Будь наш — привыкни к нашей доле, Бродящей бедности и воле — А завтра с утренней зарей В одной телеге мы поедем; Примись за промысел любой: Железо куй — иль песни пой И селы обходи с медведем.

Эмоциональный концепт страх в русской языковой картине мира

В пустынях не спаслись от бед, И всюду страсти роковые, И от судеб защиты нет. В образе Алеко выражены чувства и мысли самого автора. Недаром Пушкин дал ему свое собственное имя Александр , а в эпилоге подчеркнул, что и сам он, как и его герой, жил в цыганском таборе.

Он с трепетом привстал и внемлет Всё тихо страх его объемлет Всё тихо страх его объемлет По нем текут и жар и хлад, Встает он, из шатра выходит .

Он без забот в сожаленья Ведет кочующие дни. Всё тот же он; семья всё та же; Он, прежних лет не помня даже, К бытью цыганскому привык. Он любит их ночлегов сени, И упоенье вечной лени, И бедный, звучный их язык. Медведь, беглец родной берлоги, В селеньях, вдоль степной дороги, Близ молдаванского двора И тяжко пляшет, и ревет, И цепь докучную грызет; Старик лениво в бубны бьет, Алеко с пеньем зверя водит, Земфира поселян обходит И дань их вольную берет.

Настанет ночь; они все трое Варят нежатое пшено; Старик уснул — и всё в покое В шатре и тихо и темно.

Как перестать бояться (1 аят)