Наша Душа. Онтология психической реальности

Шерпитите Рита Литва - доктор гуманитарных наук, директор Центра по исследованию религии Вильнюсского университета. Занимается философией Кьеркегора, Хайдеггера, современной итальянской философией. Испытавший страх с большей уверенностью может сказать не что есть страх, а что страх есть. При помощи последних Кьеркегор хочет опровергнуть распространенное мнение, что о природе страха как и любого другого эмоционального состояния ответа приходится искать в теории, в науке, а не в сфере мнения то есть собственного опыта. Давайте-ка посмотрим, что о страхе говорит Философ: Цитаты Смысл жизни Одиночество Ж.

Вы точно человек?

Речь идет, в сущности, о феноменологической теории бытия и человеческой реальности, и вся экзистенциалистская онтология строится с помощью метода, разработанного специально для феноменологических анализов сознания. В результате внешняя сознанию реальность — целокуп- ность бытия — описывается только в терминах сознания же и представляет такую своеобразную форму субъективного идеализма, в которой характеристики внешней реальности почерпнуты из внутреннего мира субъективности.

Процесс оитологизации психического постоянно осуществляется Сартром в процессе построения его экзистенциалистской онтологии. Феноменология, но мысли Сартра, единственная философия, способная преодолеть дуализм внешнего й внутреннего, потенции и акта, явления и сущности. Это означает в конечном счете, что и реальность сознания, или субъективность, и внешний мир сводятся к единственной форме их существования или проявления — к феноменальному бытию. Причем человеческая субъективность как изначально конечная реальность, ее количественная и качественная характеристика, сводимая к конечному числу проявлений, и внешний мир, практически бесконечный, вступают в отношение конечного и бесконечного.

В ответ на О гносе-онтологии без страха (Незнайка, 08 октября CE 26). >Ты не следил за беседой. За смыслом следил.

Неэкзистенциальная тревога, следствие случайных происшествий в человеческой жизни, упоминалась лишь мимоходом. Теперь пора рассмотреть ее систематически. Разумеется, онтология тревоги и мужества, представленная в этой книге, не может претендовать на то, чтобы предложить психотерапевтическую теорию невротической тревоги. Сегодня обсуждается множество таких теорий; некоторые ведущие психотерапевты, и прежде всего сам Фрейд, создали разные интерпретации тревоги. Однако у всех этих теорий есть общий знаменатель: Все эти конфликты — бессознательные, подсознательные или сознательные, будь то непризнанные или признанные дают о себе знать в кратковременных или продолжительных состояниях тревоги.

Как правило, основополагающим считается какое-либо одно из этих объяснений тревоги. Практики и теоретики психоанализа пытаются найти основополагающую тревогу не в сфере культуры, а в сфере психического. Однако, как кажется, большинству этих попыток недостает критерия для различения между основным и производным.

Каждое из этих объяснений указывает на реальные симптомы и основополагающие структуры. Но так как изучаемый материал очень разнообразен, то выделение одной из его частей в качестве наиболее важной, как правило, оказывается неубедительным.

Саратов Ромащенко Мария Александровна научный руководитель, научный руководитель, доц. Саратовского государственного технического университета имени Ю. Саратов Страх это одно из состояний человеческого существа, которое, с одной стороны, обнаруживает его природную, звериную сущность, а, с другой, раскрывает уникальные черты человеческой личности.

Рассмотрена связь духовной безопасности, онтологического страха и способности к трансценденции в свете экзистенциальной аналитики.

Его направление относят к феноменологии, герменевтике, фундаментальной онтологии и, против его воли, к экзистенциализму. В современной философии, как и во всей предшествующей истории философии, проблема бытия является фундаментальной проблемой. Все остальные философские проблемы имеют смысл и значимость постольку, поскольку на них падает отблеск бытия. Занимаясь поисками бытия, философия отстаивает свою специфику перед наукой, религией, искусством, выявляет особый характер мышления, как особого способа жизни, в котором бытие может открыться.

Поиски бытия не являются занятием небольшой узкопрофессиональной группы людей, а поиски человеком, говоря словами М. Хайдеггера, своего дома, то есть преодоление своей бездомности и осиротелости. Эти поиски являются фундаментом человеческого существования. За века, прошедшие со времен Парменида, под бытием понимали многое —мышление, мир идей, Бога, материя и т. Понимание бытия, прикосновение к нему, осененность бытием преобразует, преображает, человека, вырывая его из бессмысленного хаоса эмпирической жизни и делая его само-бытным, делая его самого бытием.

Трансцендентальный характер фундаментальной онтологии Хайдеггера

Актуальность темы Проблема страха вызывает давний глубочайший интерес, восходит корнями к самым первым попыткам осмысления человеком собственной конечности, затронутости этим событием и осознания бессилия и растерянности перед ним. Подлинный страх возникает тогда, когда само существование для человека становится проблемой, когда человеческое самосознание открывает человеку его межмирность, открывает ему самого себя, как вечного странника, уединенного и объятого страхом.

Хотя практически все философские школы и направления, так или иначе, рассматривали проблему страха в рамках соответствующих мировоззренческих систем, задача самоопределения страха в качестве онтологического феномена остается актуальной. Это связано с тем, что рационалистическая традиция мышления, стремящаяся к обнаружению истины, как знания, находящегося вне сознания, рассматривала страх, лишь в качестве случайного момента, психологизма, одного из других человеческих аффектов, эмоций страстей, сферой действия которых является душевное.

Тревога есть понятие онтологическое, чего нельзя сказать о страхе. Страх можно рассматривать Kate аффект среди прочих аффектов, как реакцию.

Страх, как феномен индивидуального сознания, есть трагический страх, именно потому, что бытийствование носит трагический характер. Но вместе с тем, страх несет конструктивное значение, которое заключается в том, что страх открывает исходную целостность, единство сознания, которая есть его сущность."" . , , . , , , . Философия Библиографическая ссылка на статью: Страх и ужас мы исследуем как онтологические феномены, понимая бытие человека как смену тех или иных модусов существования. Новизна работы объясняется тем, что нет исследований, в которых бы существовала такая постановка проблемы, посвященная модусам этих бытийных феноменов.

Нет исследований, в которых была бы раскрыта такая проблема через 1 модусы авторизации, персуазивности, оценочности как модусы страха; 2 рассмотрение ужаса как модальности действительности и недействительности. Для того чтобы сформулировать философское понимание феноменов страха и ужаса, следует выделить ряд аспектов как результат историко-философского анализа.

Связь данных феноменов и бытия человека указывает на то, что перед нами онтологический аспект.

Философская антропология как онтология психологии. Основные проблемы философской антропологии

Ведь если бытие описывается с помощью таких понятий, как жизнь, или процесс, или становление, то с онтологической точки зрения небытие — столь же основополагающая категория, как и бытие. Говоря о мужестве как о ключевом для понимания самого-бытия понятии, следовало бы отметить, что, открыв этим ключом дверь бытия, мы обнаруживаем за этой дверью и бытие, и отрицание бытия, а также их единство.

Небытие — это одно из самых трудных и самых употребляемых в философии понятий.

Здесь важно не психологическое содержание феномена страха, а его онтологический смысл, который заключается в том, что человеку открывается.

Загрузить ещё Поиск в превью документа Заметки о понятии страха в современной философии Э. Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества. Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией.

Однако, поступая так, мы никоим образом не ограничиваем себя, так как истинную философию страха следует искать именно у этих авторов. Дело в том, что между древними и современными текстами, посвященными явлению страха, есть одно общее существенное различие: Это различие связано, главным образом, с изменением самой онтологии чувства, являющегося одним из основных моментов современной философской мысли. Перестав рассматривать чувство как тип внутреннего толкования, не-рационального и более или менее адекватного внешним событиям, современная мысль пытается, особенно начиная с Хайдеггера, понять чувство как способ бытия человека.

И, в частности, как такой способ бытия, благодаря которой человек поддерживает или восстанавливает свою связь с совокупностью всего, что есть, связь, без конца компрометируемую мыслью по крайней мере, мыслью не философской и действием, которые могут достичь своей общей цели лишь путем дробления и деления на части. Человек может думать лишь о том или о другом, он может делать только то или это.

Думать обо всем или делать все сразу — это бессмыслица, однако философия как мысль о бытии в целом выделяется особо. Но в таком случае для философии возникает абсолютная угроза распыления, риск потери бытия во всепоглощающей связи с частным сущим.

Онтология тревоги

Дидактические материалы содержат рисунки, схемы, определения, таблицы и пр Благоговейный страх перед неизвестностью всегда слу Деятельность российской дипломатии по пересмотру условий Парижского договора.

Онтологические феномены «страх», «ужас» и «тревога» как модусы человеческого бытия: магистерская диссертация Аксёнова А. А. электронная книга.

Бытие, небытие и тревога Онтология тревоги Смысл небытия. Ведь если бытие описывается с помощью таких понятий, как жизнь, или процесс, или становление, то с онтологической точки зрения небытие — столь же основополагающая категория, как и бытие. Признание этого факта не подразумевает решения о том, что следует считать исходным, — бытие или небытие, однако заставляет рассматривать небытие как одно из основных понятий онтологии.

Говоря о мужестве как о ключевом для понимания самого-бытия понятии, следовало бы отметить, что, открыв этим ключом дверь бытия, мы обнаруживаем за этой дверью и бытие, и отрицание бытия, а также их единство. Небытие — это одно из самых трудных и самых употребляемых в философии понятий. Парменид сделал попытку устранить это понятие как таковое. Но ради этого он был вынужден принести в жертву жизнь.

Демокрит вернулся к этому понятию и отождествил небытие с пустотой для того, чтобы сделать движение мыслимым. Платон использовал понятие небытия, так как без него противопоставление существования и чистых сущностей непостижимо. Различение материи и формы у Аристотеля предполагает небытие. Именно оно помогло Плотину описать то, как человеческая душа утрачивает самое себя, и оно помогло Августину дать онтологическое истолкование человеческого греха.

Псевдо-Дионисий Ареопагит положил небытие в основу своего мистического учения о Боге. Небытие предполагается как в учении Лейбница о конечности и зле, так и в Кантовом анализе конечного характера категориальных форм. Понятия процесса и становления у Бергсона и Уайтхеда подразумевают небытие наравне с бытием.

Лекция: хайдеггер (онтология, метафизика, объяснение понятий), 05.03.16, часть 2